Партия большевиков в 1917 году

Февральская революция не только отодвинула на 2-й план политической борьбы в России правомонархические партии и выдвинула вперед социалистические (эсеров, меньшевиков, большевиков) и либеральные (кадетов), но и открыла для общества идущую в этих партиях борьбу между умеренными и радикальными ветвями.

 Февральская революция 1917 года, похоже, застала в врасплох большевистскую партию. И этому есть объективные причины: в годы войны большое количество активистов партии или было арестовано и отправлено в тюрьму и ссылку, или вынуждено эмигрировало. В июле 1914 года была закрыта газета “Правда” – главный печатный орган партии.
Партия была официально запрещена.

После «февраля» большевики являлись третьей по влиянию партией среди социалистов, насчитывали в своих рядах около 24 тысяч членов (в Петрограде – около 2х тысяч) и составляли меньшинство в Советах. Решения, принимаемые в это время Советами не могли носить большевистской направленности и обвинять их в частности в принятии Приказа №1 Петроградского Совета (от 2 (15) марта 1917 года) «Об армии», по крайней мере, нелогично. И, хотя с 1912 года большевики определились с созданием самостоятельной партии, на местах (в частности в сибирской ссылке) многие партийцы считали раскол на большевиков и меньшевиков временным явлением и выступали совместно. Решения Циммервальдской (1915 года) и Кинтальской (1916 года) конференций против войны активно поддерживалось на местах (и как отмечал Сталин: «Объединение было возможным по этой линии»).

С приездом в апреле 1917 года в Петроград В.И. Ленина партия большевиков обрела наконец не только лидера, но и программу действий (знаменитые «Апрельские тезисы») на ближайшее время. Большевики своей главной опорой приняли заводских рабочих – не очень многочисленных, но дисциплинированных и хорошо организованных.

Большевики выдвигают ряд лозунгов, понятных и активно поддерживаемых основной массой населения России. Главным стало требование немедленного сепаратного мира с Германией («демократический мир без аннексий и контрибуций»), привлекшее на их сторону основную массу солдат и матросов. Симпатии рабочих были привлечены поддержкой «рабочего контроля» и «фабрично-заводских комитетов» на производстве. Активизация пропаганды своей программы в СМИ, активная работа на митингах, на заводах и в воинских частях привели к увеличению численности партии к июню 1917 года до 350 тысяч членов. Авторитет большевиков рос, они были «своими» в заводской и солдатской среде. Они «непосредственно вливались в массу (в Сибири еще со времен ссылки), политики стояли с рабочими за одним станком, вместе с шахтерами ломали уголь, сидели в одних конторах», на демонстрациях шли в первых рядах, не стеснялись говорить правду о положении дел и, главное, предлагали выход из сложившейся мерзкой ситуации. Призванные в армию и на фронт большевики достойно вели себя в боях, недаром их активно включали в солдатские комитеты. И, когда на I Съезде Советов в июне 1917 года лидер меньшевиков Ираклий Церетели (как Вы помните, еще недавно возглавлявший иркутский КООРГ) заявил: «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: «Дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место», Ленин, опираясь на возросший авторитет большевиков, заявил: «Есть такая партия».

В Иркутской губернии основная масса большевиков, отбывавших здесь ссылку, после февраля 1917 года вернулась в Центральную Россию. В их числе: Э. Квиринг, А. Киселев, С. Косиор, Г. Ломов (Оппоков), Е. Преображенский, Е. Розмирович, М. Томский (все в дальнейшем крупные советские и партийные деятели СССР).

«Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов»

Оставшиеся продолжили работу в Советах. 4 марта большевики от имени Совета рабочих депутатов обратились к трудящимся города и губернии с призывом создавать профсоюзы. 4-5 марта на собрании Совета рабочих депутатов (где преобладали меньшевики и эсеры и председателем Совета был избран меньшевик Л. Гольдман) большевики смогли провести в состав исполкома несколько человек. В.Вельман стал товарищем (заместителем) председателя, А. Скобенников – секретарем Совета, а А. Сафонов, И. Уншлихт (уехал в апреле 1917 года), Я. Шумяцкий – членами исполкома Совета. Большевик И. Зотов возглавил ревком Холмогойской волости. 11 марта по инициативе большевиков было создано Центральное бюро Совета профсоюзов. В то же время среди 200 членов Иркутского КООРГА было лишь 7 большевиков. 18 марта под влиянием большевиков Иркутский Совет рабочих депутатов заявил, что в случае неспособности буржуазии ликвидировать старый порядок, Советы должны взять власть в свои руки. Одновременно он высказался за объединение Советов рабочих и солдатских депутатов в центре и на местах. Однако на первый съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Восточной Сибири (7-12 апреля) было избрано лишь 15 большевиков. Под влиянием правосоциалистических делегатов Съезд принял резолюции о поддержке Временного правительства и о необходимости продолжения войны. В то же время в Иркутске газету «Вестник Иркутского Совета рабочих депутатов» возглавил большевик Н.Ф. Насимович (Н. Чужак). Органом Объединенной социал-демократической организации (и большевиков, и меньшевиков) стала небольшая газета «Голос социал-демократа», под редакцией большевика М.А. Трилиссера. В этот период революции политическая ссылка являлась основным проводником среди трудящихся либерально-демократических, социалистических и пролетарских идей. Её влияние определялось уровнем экономического развития регионов и социальным составом населения. И если в Красноярске сложилось пролетарское ядро, то в Иркутске, в котором преобладали мелкие предприятия, а среди жителей мелкобуржуазные слои – социалистические идеи находили мало поддержки. Активизировав свою работу в профсоюзах и в комитетах на предприятиях, большевики, а под их влиянием и городской Совет, стали уделять больше внимания решению социальных вопросов, а правосоциалистический КООРГ – укреплению местного самоуправления. В июне 1917 года на общем собрании иркутских социал-демократов было решено, что, «поскольку все резче обозначаются противоречия между буржуазией и демократией, представители народной демократии не могут направлять политику правительства по нужной линии, так как остаются в меньшинстве, следовательно, необходим переход всей власти в руки демократии», то есть Советов рабочих и солдатских депутатов. В то же время назрел раскол и в самой объединенной соц.-дем. организации. Он и произошел в июле 1917 года (правда, самостоятельную организацию иркутские большевики создали лишь осенью).

Политические симпатии иркутян наглядно проявились при выборах в городскую думу в июле 1917 года. Всего в выборах приняло участие 28815 жителей Иркутска (около 26% всего населения). За список эсеров проголосовал 51% иркутян, а за список социал-демократов (большевиков) – 11,8% (они уступили не только меньшевикам (13%), но и кадетам (12,7%). 11 большевиков вошло в число гласных городской думы (всего 90 гласных). Дума занялась хозяйственными вопросами, которые остро встали перед городом – обеспечение продовольствием, топливом, поддержанием порядка на улицах и подготовкой открытия университета в Иркутске.

Однако жизненные проблемы в Иркутске к концу лета 1917 года лишь ухудшились. Иркутский губернский комиссар доносил в Министерство внутренних дел в Петроград о массовой спекуляции, закрытии торговых заведений, беспорядках у продовольственных лавок, участившихся грабежах и убийствах на улицах губернского центра, и делал вывод, что убеждения потеряли силу и для наведения порядка требуются более решительные меры.

Их и предложили большевики, проведя через бюро профсоюзов решение о создании летучих вооруженных отрядов рабочих для борьбы со спекуляцией. Это решение нашло поддержку у значительной части населения Иркутска.

Об этих и других событиях 1917 года Вы можете узнать, посетив выставку в Отделе истории Музея истории города Иркутска им. А.М. Сибирякова – «Иркутск в 1917 году».

А мы продолжим наш разговор в следующей статье.

 

Комментирование к этой теме закрыто

Наверх